Статьи

Несколько слов о дедовском духовенстве.

Более сорока лет настоятельствовал в храме  протоирей Александр Аменицкий. Период его служения можно считать периодом всестороннего расцвета дедовского прихода. Именно у него собирал сведения о истории села Н. Г. Добрыкин – автор статьи «Село Дедово Муромского уезда», опубликованной в 1894 году во «Владимирских губернских ведомостях». Известно, например, что именно отец Александр посодействовал в свое время одаренному юноше И. Губкину, будущему академику, в честь которого сегодня называется Российский университет нефти и газа, в получении образования.

Род Аменицких очень сильный, ветвистый – учителя, инженеры, люди талантливые и образованные. Долгие годы в  Дедове жила Юлия Николаевна Шамкина, урожденная Аменицкая. Ею собраны материалы по истории села, записаны некоторые легенды.

 

 

После революции приемником отца Александра стал священник А. Соморовский, но прослужил он не долго. Окрестив в марте 1919 года своего новорожденного сына, он, опасаясь за судьбу малолетних детей, снял сан.

Именно Соморовскому отдыхающие на Святом озере, что в одном километре от Дедова, обязаны прекрасным сосновым бором, который он сажал со своими учениками-школьниками.

 

Глубокий след о своем служении оставил митрофорный протоирей Петр Миртов, до революции – духовный писатель, духовник Воскресенско-Покровского Лужинского монастыря, что под Санкт-Петербургом. Его дочь была замужем за диаконом из соседнего села Спас-Седчено. Об отце Петре в Дедове вспоминали очень тепло. Он был удивительный проповедник, каких мало. Ничего не боялся. Коммунистам, бывало, показывал на свой наперстный крест со словами: «Вот истинный коммунист, что же вы его гоните?». И никто ничего ему не мог возразить. Одно время его забрали, но потом выпустили. Якобы потому, что он учился вместе с Лениным.

 

В 30-х годах XX века, когда церковь была ненадолго закрыта, чудотворную икону Спасителя хотели взять в музей, но дедовские крестьяне, вооруженные вилами и топорами, напали на тех, кто хотел это сделать, и они уехали ни с чем. Тогда решили снять хотя бы ризу на переплавку, но, как сообщает А. А. Епачин, им также запретили, так как риза являлась памятником русского искусства.

 

Другая версия того же события: «Когда то церковь стояла неслужена. Хотели икону перевезти в Муром или в Поздняково. Женщина еще одна ходила по всем домам, наряжала (сподвигала всех), чтобы не отдавать, и вот, что сама помню, больше-то я ничего не помню, как Спаситель стоял весь в слезах, да и потом, когда лошади уже запрягли и погрузили, Он не дался. Лошадь не пошла. Вот и остался Спаситель, где стоял» - записано в 1996 году от крестьянки деревни Коробково Анны Андреевой 1916 года рождения).

 

Народная молва говорит, что, якобы, однажды в 1940-50 годах, пришли в дедовскую церковь три «товарища», чтобы взять у алтаря потир. Войдя в храм, они вдруг ослепли. Так и ушли без потира. Но это всего лишь легенда.

 

Сергей Чесноков – бывший студент филологического факультета, а сегоднф – редактор филолого-публицистического журнала «Нижегородский купецъ», когда-то проходивший этнографическую практику в с. Дедово выдвинул интересную мысль о том, что сказания о Светлояре и Граде-Китеже восходят к сказаниям об озере Свято и затонувшей в нем церкви, более того, автор предпологает, что провал озера Свято произошел гораздо раньше, чем провал Святого Яра.

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse